Писанные кровью правила. Почему АПК — третья по уровню смертности отрасль производства?

  • 1459
  • 67
©

Какие производственные участки в АПК являются наиболее опасными, и какие простые действия могут спасти жизнь?

Аграрный сектор по уровню травматизма занимает третье место среди других отраслей экономики. По статистике Гоструда, в первом полугодии 2019-го года было зафиксировано 238 несчастных случаев в АПК, из них 33 — летальные. Для сравнения, за этот же период по официальным (!) Данным на строительстве зафиксировано 35 смертей, в транспортной сфере — 36. Хватит догадываться об истинных цифрах — это все равно, что пытаться подсчитать количество бизнесов, которые хозяйничают в тени. Неоформленные работники не имеют за спиной «тыла» в лице Фонда социального страхования. Поэтому, фактически, ответственность за здоровье и жизнь лежит исключительно на них самих. Показательно, что среди опрошенных аграриев каждый назвал случаи травматизма в своем регионе или даже в собственном хозяйстве. Производственный травматизм присутствует как в растениеводстве, так и в животноводстве. Меры предосторожности описаны в Правилах охраны труда в сельскохозяйственном производстве. Однако выполняются ли они на производстве?

«Я работал охранником на ферме 5 лет. Однажды помогал привязывать корову, а вторая, которая стояла рядом, в это время махнула рогом и разбила мне губу, пришлось накладывать швы. Больничных тогда заплатили очень мало. На ферме никто этим (проведение инструктажей — Ред.) Не занимался», — рассказывает житель села Джулинка Винницкой области Сергей Згуровский.

Этот случай произошел три года назад, а сейчас, говорит ветеринарный врач Игорь Присяжнюк, многие хозяйства переходят на беспривязное содержание скота, таким образом контакт между людьми и животными сводится к минимуму. По словам специалиста, животное бьет тогда, когда оно испугалось, или когда его ограничивают в движении. Поэтому перед тем, как подойти к корове, ее нужно окликнуть, чтобы она неожиданно не ударила. Людям, которых привлекают к фиксации животных, следует предварительно показать как правильно это делать. А в помещении, где животных сгоняют вместе, обязательно должно быть оборудование, которое будет отделять скот от людей — калитки, щиты, отмечает Присяжнюк. Другая опасность на ферме заключается в передаче заболеваний от животного к человеку. Например, когда обнаруживают зараженное бешенством животное, весь обслуживающий персонал, который был на расстоянии 2 м от коровы, вакцинируют с профилактической целью. Согласно Правилам охраны труда в сельскохозяйственном производстве, рабочие, ухаживающие за животными, которые болеют заразными болезнями, кроме специальных одежды и обуви, должны обеспечиваться санитарной одеждой и обувью, а также средствами индивидуальной защиты органов дыхания и зрения. После окончания работ санитарную одежду снимают, обеззараживают и хранят в специальных шкафах. Ветврач рассказывает, как однажды свинарка, вместо того, чтобы перейти через калитку, перелезала из одного станка в другой и ржавым гвоздем проколола ногу и подхватила столбняк. Кроме животных, потенциальную угрозу могут представлять дельта-скреперы для уборки навоза, вакуумные насосы, обслуживающий транспорт и даже двери в скотарник. Игорь Присяжнюк вспоминает случаи, когда нетрезвому скотоводу, который споткнулся между скрепером и шестерней, отрезало стопу. А телятнице по невнимательности три пальца переломило дверью. Среди распространенных нарушений в животноводстве — пренебрежение работниками личной гигиеной, несвоевременная замена спецодежды и обуви, а также работа по ненормированному графику.

В частности, потенциально опасным является часто круглосуточный процесс заготовки силоса. Поскольку одновременно работает много техники — на силосной яме может быть 3−4 трактора и ежеминутно приезжают 1−2 машины разгружаться.

«Во многих хозяйствах это длительная работа, и при ненадлежащем освещении территории есть большая вероятность того, что человек может попасть под колеса. Имеет значение и то, сколько времени работает рабочий. Ведь из-за переутомления у людей ослабляется внимание, особенно ночью», — отмечает Присяжнюк. Тогда как согласно Правилам охраны труда в сельскохозяйственном производстве работы, связанные с закладкой силоса разрешается проводить только в светлое время суток.

Лилия Иваноглу, консультантка Асоцации производителей молока, отмечает, что на период заготовки силоса нужно разрабатывать дополнительный график движения транспорта в яму и из ямы. Управлять въездом и выездом, открытием бортов должен регулировщик в яме. Техника должна быть оборудована зеркалами для обеспечения переднего и заднего вида.

«Сегодня в Правилах охраны труда записано, что мы должны трамбовать силос гусеничным трактором с открытой дверью. А когда мы закладывали в сутки до 2000 т массы, и общий объем достигал 60 тысяч т в год, то с гусеничным трактором нам такого объема никогда в жизни не заготовить» — говорит Иваноглу.

Еще одна проблема — пьянство. Фермер Игорь Гай из Хмельницкой рассказал случай, когда на силосной яме пьяный тракторист попал под собственный трактор. Или невнимательность.

«Весной прошлого года в соседнем хозяйстве был летальный случай. Парень говорил по телефону и ездил на самоходном опрыскивателе. Он поднял штангу, задел высоковольтную линию и сгорел заживо», — рассказывает аграрий из Львовщины Ярослав Микитчин.

Ответственный за технику безопасности в ООО «Полковничий хутор» на Киевщине, Виктор Каплун говорит, что наибольший процент среди тех, с кем происходят несчастные случаи, составляют люди, которые думают, что с ними ничего не случится. В 2013 г. на рабочего этого предприятия упала железная запчасть от свеклоуборочного комбайна. Он начал ее распаковывать, не дождавшись, пока напарник подтянет кран-балку. Давно, говорит руководитель ООО «Полковничий хутор» Виталий Орловский, сотрудник получил травму во время работы с агрегатом, в котором вал отбора мощности не имел защитного кожуха. Игорь Гай сетует на тех рабочих, которые пренебрегают выданным им средствами защиты. Говорит, они сначала голыми руками берут химию, потом — сигарету и жалуются на то, что отравились. К работам с повышенным уровнем опасности агропроизводители относят, в частности, внесения безводного аммиака, операции на токарных станках, электрических подстанциях, заправочных пунктах, прием продукции на зернотоке и элеваторе. Нельзя, чтобы на склады горюче-смазочных материалов попадали люди с открытым огнем — сигаретой, зажигалкой или спичкой, добавляет фермер из Киевщины Николай Малиенко.

По данным Гоструда, за шесть месяцев этого года в АПК насмерть отравились аппаратчик химическими веществами на предприятии, водитель продуктами распада птицы, оператор очистных сооружений клоачными газами (смесь метана, сероводорода и аммиака) во время чистки колодца. От поражения током погибли тракторист во время работ на бетономешалке, электромонтер на аварийных работах. Оператор котельной попал в шнек подачи топлива в котел, тракториста затянуло под действие крутящего механизма при работающем карданном валу привода навозоразбрасывателя, подсобный рабочий упал в навозохранилище, при зачистке силосного элеватора человека засыпало зерном, а в траншеи работник погиб под силосной массой, что обвалилась на него. Один человек разбилась, упав с зернотока, другой — при падении с крыши здания при чистке снега. Это показательные случаи только официальной статистики. В ведомстве отметили, что к наиболее распространенным нарушениям в сфере безопасности труда относится отсутствие разрешений на эксплуатацию оборудования повышенной опасности, не запертые дверцы электрощитов, сборок в производственных помещениях, не оформленные наряды-допуски на выполнение работ повышенной опасности, отсутствие обучения рабочих и мер, которые должны устранить вредные и опасные производственные факторы.

Отметим, что Гоструд проверяет в соответствии с составленным планом предприятия АПК.

«Периодически происходят проверки со стороны ГСЧС, энергетиков, охраны труда. Когда ты лоялен, то и к тебе лояльны. А если приезжает инспектор, которому ты не понравился, то у него есть возможность написать все, что он хочет» — говорит Виталий Орловский.

Как на с/х предприятиях заботятся о безопасности рабочих?

«Дважды в год мы проводим обучение. Один раз — в конце мая или в начале июня перед жатвой с привлечением работников ГСЧС, второй раз — в декабре. В феврале перезаряжаем огнетушители. Кстати, мы столкнулись с тем, что многие люди вообще не знают как ими пользоваться. Кроме того, на каждом из наших трех предприятий по четыре человека добровольной пожарной дружины. Во время жатвы в поле стоит трактор с плугом и пожарная машина», — рассказывает Виктор Каплун.

Все регулирует рынок, добавляет Виталий Орловский: «Если у меня в поле выйдет неисправная машина, то она нанесет мне столько вреда, что я потом устану за все это расплачиваться».

Николай Малиенко отмечает, что у движущейся техники надо проверять тормозную систему, а уборочный комбайн должен быть зачищенным от послежатвенных остатков, которые могут загореться при работе в поле. Автотранспорт необходимо укомплектовать огнетушителями и аптечками, ведь при ремонте в поле возможен мелкий травматизм.

Игорь Гай предостерегает: «Если масло течет где-то на моторе — жди беды. Также перед выходом в поле следует промазать основные узлы и агрегаты, продуть от пыли радиаторы, фильтра». Говорит, что самые опасные работы, которые сегодня проводятся, связанные с внесением безводного аммиака: «Руки должны быть чистыми от масла, чтобы оно не взаимодействовало с парами. Нужно своевременно проверять краны, следить за исправностью манометров».

За нарушение рабочей дисциплины фермер бьет по карманам рабочих: «Если ты появляешься на производстве пьяным, то будешь платить штраф 1000 грн. В случае прогула — 100 грн. Поэтому дешевле обойдется просто не выйти на работу, чем прийти в нетрезвом состоянии».

Те, кто работают на элеваторе, говорит Виктор Каплун, предварительно прошли обучение в специализированном центре Гоструда. Они имеют соответствующую классификацию и удостоверение, обученные работе с аппаратурой, знают строение элеватора и все меры безопасности, организовывают движение по элеватору, прием зерна, знают, когда производится удаление пыли, растительных остатков, чтобы максимально снизить риск возгорания во время сушки зерна. Поскольку элеватор — это взрывопожароопасный объект. В частности, риск пожара растет из-за несвоевременного проведения технического обслуживания, а риск взрыва — из-за запыления. Если не следить за загрузкой, транспортировкой зерна, его влажностью, предупреждает специалист, то это может привести к чрезвычайной ситуации. По словам Каплуна, районное управление АПК также организовано проводит обучение всех, кто будет работать с ядохимикатами и пестицидами. Заметим, что вышеупомянутыми Правилами охраны труда в сельскохозяйственном производстве запрещено в темное время суток транспортировать амиакосодержащие удобрения, готовить растворы, смешивать их и вносить в почву.

Техника безопасности написана кровью, замечает ответственный за охрану труда в ООО «Калинский ключ» на Хмельнитчине, Руслан Стульський: «Бывает, что рабочий не имеет никакого отношения к электричеству, а лезет что-то ремонтировать. Тогда как есть курсы по электробезопасности, где люди проходят обучение и получают допуск соответствующей группы и удостоверение. Когда выключается трансформатор или какой-то механизм, то это значит, что там выполняют работу электрики. Они обязательно должны вешать табличку: „Не включать. Работают люди“. Или есть еще такой треугольник „Не влезай, убьет“ — значит, это объект с высоким напряжением».

Профилактические меры, говорит Виктор Каплун, были бы неуместными без обеспечения работников средствами индивидуальной защиты (СИЗ), исправным инвентарем и техникой и своевременной их заменой: «Средства защиты зрения, слуха, рук постоянно есть на предприятии. Например, у нас есть колбы с берушами, каждый может подойти и взять столько, сколько ему нужно. Человек не приступит к работе, пока не наденет обязательные для каждого вида работ СИЗ. Это контролируется мной, как инженером, и руководителями подразделений. Например, механизаторы, работающие с химией, перед тем как что-то делать рядом с цистерной, надевают одноразовые комбинезоны. В конце работ они снимают их, кладут в специальный пакет и чистенькие снова садятся в трактор, который защищен системой кондиционирования от вредных паров. Люди, которые работают на складах, тоже используют одноразовые СИЗ, которые мы вместе с промышленными отходами, тарой из-под ядохимикатов, применяемыми аккумуляторами и т. д. сдаем на утилизацию соответствующим компаниям».

На запрос Agravery.com о травматизме в АПК, направленный десяти крупнейших агрохолдингам Украины, ответили только четыре компании. Из этих четырех только две НЕ проигнорировали вопрос о количестве случаев травматизма, которые произошли на предприятиях компаний. За 2018 год у МХП их было 30 (пресс-служба уточнила, что летальных случаев в 2018 году не было), в Агропросперис за 2016−2018 гг. — 9, а в 2019 году. — 1. Хотя в «Астарта-Киев» не указали количество несчастных случаев, однако отметили, что в целом травмирования были допущены при уходе за животными КРС, обслуживании или ремонте с/х механизмов, при ДТП и выполнении опасных работ работниками предприятий из-за несоблюдения инструкций по охране труда. В Агропросперис сообщили, что наибольшее количество травм случается в полях, а их основные причины — управление транспортом крупных габаритов и погодные условия. На меры по охране труда «Астарта-Киев» тратит в среднем 3−6% от фонда заработной платы, АgroGeneration — 12%, Агропросперис — 1%. В МХП отметили, что общие инвестиции в охрану труда за 2018  год составили почти 60 млн грн, среди которых, в частности, 5,5 было направлено на оздоровление работников, работающих во вредных условиях; 13 — на приобретение современных сертифицированных средств индивидуальной защиты. В 2018 году обучение по безопасным методам труда в специализированных центрах прошли 2280 из 28 тысяч сотрудников компании. В «Астарта-Киев», наоборот, к себе приглашают профессиональных тренеров для проведения практикумов на темы «Использование первичных средств пожаротушения (огнетушителей)», «Оказание первой домедицинской помощи», «Безопасное выполнение работ на высоте», «Безопасное выполнение работ по применению агрохимии», «Безопасное выполнение работ в колодцах» и другие. Также в 2018 году компания приобрела на элеваторы верхолазную систему для обслуживания зерносушильных комплексов и стационарную вертикальную систему страхования для работ на высоте в сахарных складах. В июле «Астарта-Киев» продемонстрировала журналистам установленную в 2018 году на Глобинском перерабатывающем заводе систему защитной блокировки LOTO, предназначенную обеспечивать безопасность персонала при ремонте или обслуживании промышленного оборудования.

В Агропросперис к вопросу ценою в жизнь подходят креативно: «Повышаем информированность работников через трансляцию анимированных видеороликов, созданных на основе реальных событий. Это помогает доносить информацию ярко и убедительно и избегать повторения подобных ситуаций в дальнейшей работе».

Что делать, если произошел несчастный случай на предприятии?

Вопросы безопасности труда в любых отраслях производства регулируются Законом Украины Об охране труда. Согласно Порядку расследования и учета несчастных случаев, профессиональных заболеваний и аварий на производстве, несчастный случай — это ограниченное во времени событие или внезапное воздействие на работника опасного производственного фактора или среды, которые произошли в процессе выполнения им трудовых обязанностей или в пути (на транспортном средстве предприятия или по поручению работодателя), в результате которых причинен вред здоровью (…) и которые привели к потере работником трудоспособности на один рабочий день или больше или к необходимости перевода его на другую (более легкую) работу не менее чем на один рабочий день и так далее. О несчастном случае сообщают, в частности, руководителю предприятия, в Фонд социального страхования, в Гоструд, а также ГСЧС (в случае пожара). Страхованию от несчастных случаев подлежат лица, работающие на условиях трудового или гражданско-правового договора и на других основаниях, предусмотренных законом.

Доцентка кафедры Охраны труда и инженерии среды НУБиП Украины Тамара Билько замечает: «У нас много частных фермерств, где нелегально работают люди, а потому там отсутствует точная регистрация несчастных случаев. В крупных холдингах — [регистрация] будет».

Как правило, говорит фермер Николай Малиенко, ушибы конечностей, незначительные повреждения не разглашаются.

Несчастные случаи подлежат расследованию. Для этого работодателем создается комиссия во главе с специалистом по охране труда. В состав комиссии входят, в частности, представители Фонда социального страхования и Гоструда. Есть определенные различия в составе комиссии и процедуре расследования, если несчастный случай привел к гибели. По завершению расследования комиссия составляет акты о несчастном случае соответствующей формы в необходимом количестве и предоставляет оригиналы потерпевшему, Фонду социального страхования, Гоструду и так далее. Тогда первые пять дней больничного оплачивает предприятие, далее — Фонд социального страхования.

«Бывает, что в случае гибели работника работодатель предлагает родственникам денежную компенсацию и покрытие затрат на погребение. На это нельзя соглашаться, — предостерегает Тамара Билько. — Нужно получить акт о расследовании несчастного случая и обратиться в Фонд социального страхования за официальной выплатой компенсации. Обязательно должно быть расследование. Мне известен пример, когда после незначительной травмы сустава парень согласился на компенсацию от работодателя в размере 3000 грн без расследования. А через год у него началось воспаление, которое закончилось ампутацией конечности. Доказать, что эта инвалидность была связана с несчастным случаем на производстве (так как отдаленные последствия), невозможно. Поскольку нет никаких документов, подтверждающих, что он в свое время на работе получил травму. То же касается профзаболеваний, которые обязательно надо фиксировать».

Билько также отмечает, что работники должны уметь оказывать домедицинскую помощь: «Человек умирает от кровотечения через 1,5 минуты. Успеет ли в селе за это время приехать скорая? Есть ли у пострадавшего шанс дождаться медиков, если рядом нет человека, который умеет остановить кровотечение, провести сердечно-легочную реанимацию и спасти жизнь? Использование СИЗ вообще должно быть такой же привычкой рабочего, как чистка зубов».


PigUA.info по материалам agravery.com

comments powered by Disqus